Get the Flash Player to see this player
 

229 MБ
31 мин : 50 сек
1280 x 720
23 фев 2015



Одобряю
Запомнить
Текущий кадр





Китай в огне - Русский мультфильм HD 7503-1925

Альбом Сенсации и Факты планеты Русь (330 видео)

Год выпуска: 1925
Жанр: рисованный, перекладки
Режиссер: Зенон Комиссаренко, Юрий Меркулов, Николай Ходатаев
сценарист И. Виноградов
аниматоры Зинаида Брумберг, Людмила Блатова, Валентина Брумберг, Ольга Ходатаева, Зенон Комиссаренко, Юрий Меркулов, Иван Иванов-Вано, Николай Ходатаев
оператор В. Шульман, Григорий Кабалов Фильм протестует против иностранного вмешательства в дела Китая, вытсупает в поддержку китайской революции. Сделан по заказу общества "Руки прочь от Китая". Впервые применен альбомный метод в анимации

Революция в Китае 1925 – 1927 г.

Нарастающая борьба китайских рабочих к лету 1925 г. переросла в массовые антиимпериалистические выступления, ставшие начало Национальной революции.
30 мая в Шанхае имела место студенческая демонстрация с антиимпериалистическими лозунгами. Он была расстреляна британской полицией. Это событие стало всеобщим катализатором и возмущение охватило почти все слои китайского общества. Забастовали рабочие японских и английских предприятий, прекратили занятия студенты и учащихся средних школ, прекратилась торговля, начался массовый бойкот японских и английских товаров.

В этом подъеме национальной борьбы особенно большую роль сыграл шанхайский пролетариат, организованный коммунистами. Уже 31 мая коммунисты создали Генеральный совет шанхайских профсоюзов, председателем которого стал Ли Лисань. Это Генсовет фактически стал легальным органом руководства шанхайских трудящихся. В начале июня при прямом участии Генсовета в Шанхае бастовало более 130 тыс. рабочих 107 иностранных предприятий.

7 июня на гребне национальной борьбы под руководством коммунистов был создан Объединенный комитет рабочих, торговцев, и студентов, фактически являвшейся организацией единого фронта. Он выдвинул программу, которая стала платформой "Движения 30 мая". Основное место в программе уделялось вопросам иностранного присутствия в Шанхае и требования решительной ликвидации засилья иностранцев. Требований, которые отражали интересы рабочих было очень мало - принятие рабочего законодательства ми разрешение создания профсоюзов на иностранных предприятиях.

Началось сильное противодействие иностранных держав, которое носило разные формы. Кроме того, "Движение 30 мая" вызвало негативную реакцию у многих милитаристов. Одна из крупных группировок ввела в Шанхай свои вооруженные силы и объявила здесь военное положение. Начались репрессии и преследования активистов. В этих условиях часть крупной буржуазии, мелкое и среднее купечество прекратили свои выступления.

В этой неблагоприятной обстановке в условиях начавшегося спада, некоторая часть коммунистов и рабочих (имеющих радикальную левую позицию) стала призывать к немедленному вооруженному восстанию, что могло привести к очень тяжелым последствиям. В этих условиях ЦК КПК, опираясь на правильное решение Коминтерна, предложил вести дело к постепенному уменьшению стачечной борьбы и снятию с повестки некоторых политических лозунгов.

Национальный подъем охватил и некоторые другие районы страны. Так, в июне 1925 г. в Гонконге после расстрела мирной демонстрации английскими властями началась забастовка рабочих, к которой потом присоединились и представители местного купечества. Там бастовало 250 тыс. китайских рабочих. Забастовка продолжалась почти 16 месяцев. Материальную поддержку забастовщикам оказывало гоминьдановское правительство. Близкие события летом этого же года имели место в Пекине.

Близкая ситуация наблюдалась в Пекине. Значительные слои городского населения стали активными участниками событий – забастовки, митинги, бойкот английских и японских товаров. Однако по большей части все эти выступления носили неравномерный и чаще стихийный характер и встретив сопротивление европейских держав и своих милитаристов к концу лета пошли на убыль.

Образование Национального правительства и НРА. В результате событий "30 мая" и последующих выступлений изменилась общая политическая обстановка в стране и позитивно сказалось на укреплении военно-политических позиций гуанчжоуского правительства. Руководство Гоминьдана правильно оценило эти изменения и 1 июля

1925 года провозгласило это правительство Национальным правительством Китайской республики. Тем самым как бы провозглашалась задача объединения Китая под своей властью. Правительство возглавил один из видных деятелей левого Гоминьдана -

Ван Цзиньвэй.

Коммунисты в правительство не вошли, но оказывали ему всяческую поддержку.

Поскольку главным противником Национального правительства являлись китайские милитаристы, силой оружия отстаивая свою независимость от центральной власти, естественно, главным путем объединения страны могла быть только война. В этих условиях реорганизация армии становилась главной и насущной проблемой. План реорганизации армии был подготовлен группой советских специалистов во главе с В. К. БЛЮХЕРОМ и предусматривал создание единой военной организации с включением в нее некоторых милитаристских частей. Армия состояла из шести специальных корпусов. Одним из них руководил Чан Кайши. Появление этой армии имело место почти одновременно с образованием Национального правительства и сама армия стала называться Национально-революционная армия (Н Р А). Несмотря на сохранение в ней некоторых черт старой армии, все же НРА стала с самого начала отличалась и многими новыми чертами - более современное вооружение, строгая дисциплина, значительная роль политработников из числа левых гоминьдановцев и коммунистов.

Политический кризис в стране.

Одновременно с этими позитивными изменениями в укреплении политического и военного потенциала в революционной базе Гуандуна здесь стали проявляться и другие черты. После смерти Сунь Ятсена внешне казалось бы ничего не изменилось – в провинции Гуандун действовало гуанчжоуское национально-революционное правительство. Там легально действовали коммунисты, поддерживающие правительство, появлялись и действовали рабочие и крестьянские союзы и укреплялась революционная армия. Однако смерть Сунь Ятсена кардинальным образом изменила обстановку в Гоминьдане и взаимоотношения Гоминьдана с коммунистами. Если раньше Сунь Ятсен своим влиянием и политикой компромиссов нивелировал противоречия внутри Гоминьдана и в отношении к коммунистам, то сейчас положение резко изменилось …

После смерти Сунь Ятсена в рамках самого Гоминьдана начинается поляризация политических сил. Совершенно отчетливо выделяется два крыла. Вероятнее всего, что сами эти группировки существовали и раньше со своей программой и программами, но до какого-то времени они действовали совместно и противоречия между ними не заходили так далеко. Так, из числа бывших последователей Сунь Ятсена и его соратников выделяется группа "левых гоминьдановцев". В подавляющем большинстве – это были его близкие друзья и соратники, среди них было много представителей китайской интеллигенции, учителя, врачи, инженеры, учащаяся молодежь. Они были приверженцами продолжения национальной революции, выступали за поддержку рабочего и крестьянского движения, одобряли союз Гоминьдана с коммунистами и Советской Россией, выступали за непримиримую борьбу с милитаристами и западными странами.

"Правые гоминьдановцы" - в подавляющем большинстве происходили из среды состоятельных людей либо феодального, либо торгово-ростовщического, либо компрадорского происхождения. Эти консервативные в целом силы настаивали на разрыве с коммунистами и Советской Россией. В вопросах, касающихся милитаристов и иностранного проникновения они чаще всего склонялись к компромиссам. При жизни Сунь Ятсена руководящая роль в Гоминьдане естественно принадлежала его последователям – левым гоминьдановцам. После его смерти в партии произошла перегруппировка сил - на руководящие посты в партии, административном аппарате и в армии начинают выдвигаться "правые гоминьдановцы".

В ноябре 1925 г. группа ветеранов Гоминьдана из числа "правых" лидеров провела недалеко от Пекина (район Сишань) совещание, объявившее себя "пленумом ЦИК гоминьдана". На совещании было принято решение об исключении из Гоминдана коммунистов, левых гоминьдановцев и советника М. М. Бородина. Идеологи "правых" стали критиковать своих бывших однопартийцев в том, что они искажаю суньятсеновское понимание целей и методов проведения национальной революции и ставят перед революцией невыполнимые, утопические задачи и тем самым обрекают ее на поражение.

К началу 1926 года в Гоминьдане складывалась весьма сложная ситуация. С одной стороны, увеличение политической роли коммунистов, радикализация освободительной борьбы, вовлечение в нее трудящихся масс привели к нарастанию антикоммунистических настроений консервативной, правой части Гоминьдана. Выразителями этих тенденций стали "сишаньцы".

"За четыре года, прошедшие с момента образования К П К, партия сумела не только подняться на ноги, но и благодаря поддержки со стороны Гоминьдана, превратилась в серьезную политическую силу. Однако, чем больше росла и укреплялась партия, тем более "экстремистскими" становились ее лозунги. Естественно, это мешало взаимопониманию между КПК и Гоминьданом.

Лидеры Гоминьдана не принимали той характеристики, которую давали китайские коммунисты, начинавшейся революции. Для них она была прежде всего национальной. Постоянное напоминание о том, что китайская революция - часть мировой пролетарской революции, не вызывала у них чувства гордости. Они не испытывали радости с мировым пролетарским движением.

Попытки Гоминьдана вести борьбу за национальное освобождение и одновременно (как этого хотели коммунисты) добиваться улучшения жизни рабочих и крестьян – создавали серьезные проблемы в их взаимоотношениях. Гоминдановских лидеров раздражали попытки коммунистов заставить Гоминьдан заниматься чужим для него делом. Эта новая гоминьдановская верхушка постепенно начинала понимать, какую опасность представляет коммунистическая партия, куда она ведет и чем может закончиться для них осуществление на деле суньетсеновского принципа "каждому пахарю свое поле" …

Смелые речи коммунистов о гегемонии пролетариата в предстоящей революции, претензии на руководство революционным процессом, не могли не тревожить руководство Гоминьдана. Эти претензии настораживали и пугали их. Намерения коммунистов вторгнуться в сферу частной собственности и насильственными методами ликвидировать ее, естественно вызывали отрицательную реакцию не только у "правых", но и "левых" гоминдановцев – последователей Сунь Ятсена …" /Делюсин, Костяева, 1985/.

Неспособность или нежелание считаться с политическими интересами других участников единого фронта обернулась неожиданным для КПК и Коминтерна выступлением тех лидеров Гоминьдана, которые до этого отнюдь не относились к правым. Так, 20 марта 1926 г. Чан Кайшиобъявил в Гуанчжоу военное положение, ввел в город части своего корпуса и арестовал несколько десятков видных деятелей КПК. И хотя вскоре военное положение было отменено, а арестованные освобождены, фактически события 20 марта стали политическим переворотом. В итоге произошла существенная перегруппировка политических сил. Лидер левых Ван Цзинвэй под предлогом болезни покинул Китай, а реальная власть все больше сосредотачивалась в руках Чан Кайши, опиравшегося на военную силу и поддержку внутри Гоминьдана.

В этих изменившихся политических условиях в мае 1926 г. был проведен пленум ЦИК Гоминьдана. Главным итогом пленума стало усиление власти Чан Кайши. Он стал председателем ЦИК Гоминьдана, председателем военного совета и самое главное - главнокомандующим Н Р А. Захватив, фактически, власть, он вместе с тем не выступил открыто против концепции единого фронта, против КПК, против рабочего движения и продолжал поддерживать лозунги борьбы с милитаризмом и мировым империализмом, выступая за дружбу с СССР.

Северный поход НРА (июль 1926 – март 1927 гг.)
Идея Северного похода, ставившего своей целью объединение Китая под властью Гоминьдана, принадлежала еще Сунь Ятсену и была чрезвычайно популярна в Гоминьдане. Однако, реальные условия для осуществления этой цели сложились только к лету 1926 г. В качестве факторов, которые несомненно благоприятно влияли на ситуацию, можно назвать следующие. "Движение 30 мая" радикально изменило политическую обстановку в стране, дав мощный стимул национально-освободительному движению самых разных социальных слоев. Окрепло военно-политическое положение революционной базы в Гуандуне. Причем, к лету 1926 г. под властью Национального правительства кроме провинции Гуандун, находились еще несколько значительных городов, территорий и провинций. Общая численность армии НРА составляла к началу похода более 100 тыс. человек. Причем, в последнее время в нее вошли и некоторые бывшие части милитаристов. Сами милитаристы центрального и Северного Китая, конечно, обладали более многочисленными армиями, но не были объединены одним командованием и постоянно воевали между собой /там же, 463/.

Руководство КПК после серьезных колебаний, связанных с негативным отношением московского руководства к самой идее Северного похода, выступило в его поддержку, оценив его как начало нового этапа освободительного движения. При этом, коммунисты ставили перед собой следующие задачи - в ходе самого Северного похода развернуть массовое рабочее и крестьянское движение, чтобы впоследствии под его давлением оттеснить от руководства единым фронтом праве элементы и самим возглавить развитие революционного процесса в стране. Он рассчитывали в ходе этого похода превратить КПК в массовую политическую партию, способную радикализировать развитие освободительной борьбы.

1 июля 1926 г. Национальное правительство официально провозгласило манифест о начале Северного похода. 9 июля части начали свое движение. План Северного похода был разработан при непосредственном участии советских военных специалистов во главе с В. К. Блюхером. Этот план учитывал значительное численное превосходство милитаристских сил, поэтому предполагал нанесение сокрушительных ударов концентрированными силами НРА по отдельным милитаристским группировкам. Большую роль в повышении боеспособности НРА сыграли советские поставки оружия - винтовки, пулеметы, орудия, самолеты, боеприпасы и т.п. Часть советских военных специалистов непосредственно участвовала в боевых действиях.

Главный лозунг НРА - "Долой империализм, долой милитаризм" - вызывал активный отклик у всех слоев населения страны. Главные силы НРА в июле-агусте завершили освобождение Хунани и повели наступление на важный политический и экономический центр среднего течения Яцзы – г. Ухань. В октябре с боями он был освобожден. Другая часть войск в сентябре начала наступление на Цзянси, что позволило после кровопролитных боев в ноябре освободить г. Наньчан. К концу 1926 г. под контролем Национального правительства оказалось 7 провинций, а в ряде других НРА вела успешны бои.

В февраля 1927 г. части НРА начали продвижение на восток, поставив своей целью освобождение крупнейшего центра – г. Шанхая. После упорных боев и начала восстания в самом городе – в марте он был взят. Почти одновременно был освобожден Нанкин. На этом закончился первый этап Северного похода, который имел несомненно позитивные результаты.

Исторические победы Северного похода выявили решающую роль военного фактора в развитии революционного процесса и еще больше усилии политическую роль НРА. Тяжелые поражения милитаристов выявили глубокий кризис у всего северного альянса. Они не имели никаких общих целей, были разобщены экономически и военно-политически и почти были обречены.

Успехи освободительного движения одновременно привели к активизации многих слое в китайского общества. Значительно повысилась степень участи рабочих во многих событиях того времени. Причем, подавляющая часть рабочего движения несомненно находилась под контролем КПК и при его непосредственном влиянии.

Весьма противоречиво развивалось и крестьянское движение. Недовольство всех слоев крестьянского населения политикой, провидимой милитаристами на своих территориях, приводило к многочисленным фактам крестьянских выступлений. Крестьянство было задавлено непомерными налогами и трудовыми повинностями. Эти выступления значительно ослабляли власть милитаристов. И, наоборот, приход НРА и появление новой власти они воспринимали с большой надеждой – помогали продовольствием, одеждой и т.п.

Гоминьдан широко декларировал свою поддержку крестьянскому движению и стремился опереться на крестьянские организации. Особенно активную работу с крестьянами вели коммунисты, правда, чаще всего через гоминдановские структуры. Основные положения гоминьдановской программы в крестьянском вопросе (что поддерживали и коммунисты) сводились прежде всего к отмене чрезмерных налогов, сокращению арендной платы до 25 %, ограничению ростовщических процентов. Однако приход НРА и установление власти гоминьдана чаще всего не вели к уменьшению налогового бремени. Новая власть почти не имела других источников Для содержания своего аппарата, огромной армии и для ведения военных действий кроме налоговых поступлений от крестьян … Такое положение неизбежно вело к глубокому разочарованию крестьянских масс в политике Гоминьдана. Все это привело к нескольким очень значительным восстаниям крестьян на занятой территории.

Развитие Гоминьдана, размежевание внутри единого фронта, неразрывно связаны со становлением новой государственности. Политическая доктрина Гоминьдана опиралась на суньяетсеновскую теорию "политической опеки" и способствовала сращиванию государственного и военного аппарата. Играя решающую роль в насаждении новой государственности, сама НРА все больше становилась важнейшим инструментом государственного управления. При отсутствии в этом обществе демократических традиций – НРА постепенно начинает выступать как тип современной организации, способной объединить широкие слои общества и выполнять многие государственные функции /там же, с. 468/. На этих этапах НРА все чаще подменяет собой Гоминьдан, беря на себя многие административные, политические и хозяйственные функции.

За время Северного похода существенно изменился и социальный состав НРА. За это время в количественном отношении воинские формирования Гоминьдана выросли многократно. Правда, в большей степени этот рост был связан с переходом на сторону новой власти некоторых милитаристов со своисми вооруженными силами. Эти отряды определенным образом проходили переподготовку и вливались в НРА. Но очень часто в этих частях сохранялся прежний офицерский корпус … В итоге в этой новой армии постепенно начинала преобладать правая, консервативная часть во главе с Чан Кайши.

Кризис единого фронта. Начиная с декабря 1926 г. можно говорить о начале кризиса единого фронта. В это время имел место серьезное противостояние между представителями правого и левого Гоминьдана. Левые предприняли последнюю попытку вернуть свою власть в самом Гоминьдане и в целом в стране. В декабре левым удалось принять решение о переводе национального правительства из Гуанчжоу в г. Ухань Это решение противоречило мнению Чан Кайши, который хотел перевести центр правительства и НРА в Наньчан, где была его военная ставка. В результате, 1 января 1927 года руководство Гоминьдана провозгласило Ухань столицей Китая. Однако Чан Кайши этому требованию не подчинился. Так в Китае стало складываться два центра: левые силы – в Ухане, правые – в Наньчане.

В марте 1927 года в Ухане состоялся пленум ЦИК Гоминьдана, который сделал еще одну попытку ослабить рост влияния Чан Кайши. Пленум лишил его почти всех постов, кроме поста главнокомандующего НРА. Новым главой Национального правительства избран лидер левых – Ван Цзиньвэй, в правительство впервые вошло два коммуниста. Все эти решения в принципе очень необходимые, но не учитывали реального соотношения сил в Гоминьдане и в итоге в какой-то степени подтолкнули Чан Кайши и правых консерваторов к более решительным действиям. Они увидели, что могут потерять власть …

Другой опасностью правых все более становилась коммунистическая партия. В последнее время и, особенно в ходе Северного похода, она стала превращаться в массовую организацию. К началу 1927 года в ее рядах насчитывалось около 25 тыс. членов рабочих и крестьян. Вместе с ростом своих рядов и ростом популярности у руководителей КПК все более заметными становятся проявления революционной нетерпимости и желание мгновенно осуществить социалистические преобразования.

Еще более усугубило эту ситуацию решения 7 пленума ИККИ в ноябре 1926 г., который рекомендовал китайским коммунистам опираясь на рабочее и крестьянское движение активнее бороться за демократическую диктатуру пролетариата и крестьянства, отстаивать некапиталистический путь развития. Настроения китайских коммунистов и решения пленума ИККИ в будущем имели фатальное значение для судеб единого фронта и перспективах революции.

Переворот ЧАН Кайши. В марте – апреле 1927 городом, в котором все эти противоречия выплеснутся наружу станет ШАНХАЙ. Войска под командованием Чан Кайши подошли к нему в марте и восставшие трудящиеся практически сами его освободили. Сразу после этого в Шанхае начинается резкая активизация правых сил во главе с генералитетом и Чан Кайши. 12 апреля войска Чан Кайши, разоружая рабочие пикеты на улицах, применили оружие и около 300 пикетчиков было убито. В ответ начались массовые демонстрации, которые также были разогнаны и расстреляны. Армейские силы начинают разгонять рабочие, профсоюзные организации, которые считались зачинщиками этих беспорядков. Одновременно начинается преследование шанхайских коммунистов. Всего было расстреляно около 13 тыс. человек и примерно 35 тыс. брошено в тюрьмы. В следующие несколько дней почти аналогичные события с участием гоминьдановских правых генералов имели место еще в Нанкине, Ханчжоу, Нинбо, Фучжоу, Гуанчжоу.

Эти события обычно называют "контрреволюционным переворотом", хотя, строго говоря, политических переворотов в этих городах и провинциях, где они уже располагали реальной военной и политической властью, предприняли акции против коммунистов, рабочих и крестьянских организаций, находившихся под их влиянием, против левых гоминдановцев. Это был фактически процесс глубокого размежевания в Гоминьдане, это был его раскол /там же, с. 473/. 18 апреля в Нанкине Чан Кайши провозгласил образование собственного "Национального правительства". Вскоре его признали и поддержали некоторые милитаристы, правые генералы и правые политики в самом Гоминьдане.

Установив военный режим в Шанхае и Нанкине, выступив против политики Ухани, призывая к чистке Гоминьдана от коммунистов, Чан Кайши в то же время провозглашал верность заветам Сунь Ятсена и целям национальной революции. Говорил о необходимости продолжения сотрудничества с Советским Союзом. Таким образом, весной 1927 г. Гоминьдан и сам гоминьдановский режим оказался расколотым. Образовались два самостоятельных и конкурирующих центра - Ухань и Нанкин.

В этих труднейших условиях в Ухани с 27 апреля по 11 мая 1927 г. проходил V съезд КПК. Он представлял 58 тыс. коммунистов. Правда, более половины этих членов вступили в партию в последние недели и месяцы. Перед съездом стояли очень сложные задачи - правильно оценить политическую ситуацию в стране и выработать соответствующую политическую линию в новых создавшихся условиях.

Съезд неоправданно оптимистически оценил сложившееся положение и перспективы развития революции. Предательство Чан Кайши и раскол в Гоминьдане были расценены руководством КПК как явление благоприятное для углубления революции и выхода ее за рамки буржуазно-демократической. Характерной чертой всех споров - была необычайная оторванность от реальной действительности. В частности, в своих решениях съезд ставил следующие задачи - борьба за гегемонию пролетариата, развертывание аграрной революции (национализация земли и последующее перераспределение земли на принципах уравнительного землепользования); конфискация земли у крупных помещиков; смелая борьба с буржуазией и конфискуя крупных предприятий.

Еще более радикальные решения были приняты на Совещании ЦК КПК 7 августа 1927 г. Общекитайская политическая обстановка вновь была расценена как благоприятная для наступления революции. Был разработан курс на немедленное вооруженное восстание. Провозглашалась задача борьбы не только с феодализмом и империализмом, но со всей китайской буржуазией2, которая квалифицировалась как контрреволюционная. Китайская революция трактовалась как непосредственно перерастающая в социалистический этап … /там же, с. 481/. И на съезде, и позже все коммунисты, которые были не согласны с этой радикальной линией, осуждались как меньшевики, праве оппортунисты и капитулянты.

Наступательная линия V съезда КПК и последующие решения полностью соответствовали решениям 7-го пленума ИККИ и последующим указаниям Коминтерна. Однако попытки провести эти оптимистические решения в жизнь столкнулась с непреодолимыми трудностями и имела роковые последствия для КПК.

Накопленный к этому времени опыт показывал, что вступления рабочих и крестьян имеют шансы на успех лишь тогда, когда за их плечами стоит армия. Вооруженные силы уханьского правительства находились под полным контролем генералов и выполняли распоряжения гоминьдановского правительства. Что же касается КПК, то она вообще не располагала войсками. В этих условиях ставить вопрос о социалистической революции, конечно, было преждевременно. Однако он упорно ставился.

Основываясь на этих решениях, руководство КПК с августа по декабрь 1927 г. под лозунгами Советов и радикальной аграрной революции пыталось поднять крестьянские восстания в нескольких крупных провинциях. Однако эти выступления не получили широкой и массовой поддержке крестьянства и были подавлены. Аналогичные выступления были предприняты в некоторых крупных городах – все они также были подавлены и разгромлены превосходящими силами противника.

Итоги и значение революции.

Зрение арьергардных боев к декабрю 1927 года означало одновременно и завершение Национальной революции 1925 – 1927 гг. В нашей исторической науке чаще всего эти события трактуются как "поражение революционного движения". Однако это не совсем так. Главный итог Национальной революции 1925 – 1927 гг. - восстановление национальной государственности – все-таки был положительно решен. При всей своей слабости и противоречивости гоминьдановская государственность оказалась в конечном итоге способной к решению важнейших национальных задач.

Попытки же коммунистов завоевать гегемонию в освободительной борьбе в рамках единого фронта или вообще выйти за рамки освободительной борьбы, закончились для них полным поражением. В разгар революции КПК, вместо того, чтобы сплотить все силы для нанесения смертельного удара по общему врагу (мировому империализму и милитаризму) ступила в конфликт с союзниками по совместной борьбе, пусть шаткими и ненадежными. Ее призыв к обострен6ию классовой борьбы в городе и деревне не укрепил, а ослабил единый фронт. С этого времени борьба КПК и Гоминьдана стала на очень длительный период (до 1949 г.) определяющим фактором политического развития Китая.

http://biofile.ru/his/28742.html



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
Категории ВИДЕО »