Get the Flash Player to see this player
 

68 MБ
9 мин : 29 сек
1280 x 720
14 авг 2013



Одобряю
Запомнить
Текущий кадр





типовая беседа типов - сенсации 7521-2013

Альбом Сенсации и Факты планеты Русь (319 видео)

ВП СССР
Появление Геннадиевской Библии
и ересь жидовствующих в подробностях
Из истории этого вопроса следует, что под руководством новгородского архиепископа Генна-дия была составлена полная Библия, причём Ветхий завет был переведён с Вульгаты , так как рукописей Ветхого завета найти на Руси не удалось.
Зачем Геннадию в XV веке понадобилось собирать под одной обложкой Ветхий и Новый заве-ты практически в их нынешнем виде? Какую цель он преследовал? И он ли это сделал?
Это время совпадает с «ересью жидовствующих» , и поэтому содержание этой ереси пред-ставляет интерес для ответа на наши вопросы.
Почему церковь отрапортовала о победе над жидовствующими, а реально получилось иначе, и изрядная доля православных в наши дни считает, что эта ересь существует до сих пор и более то-го — господствует в иерархии РПЦ?
Можно обнаружить множество противоречий в событиях того времени и даже в богословских трудах.
Геннадий — главный борец с ересью, и вдруг при нём к трём книгам, используемым в бого-служении на Руси, в качестве священной книги добавляется Ветхий завет, фактически пропаган-дирующий ту же ересь.
Считается, что Библия Геннадия — это основа современной русскоязычной Библии, так как она фактически без изменений была через 80 лет напечатана в виде Острожской Библии в запад-ной части Руси и в 1663 году воспроизведена как первая московская печатная Библия. Казалось бы, все вопросы с переводом текста Ветхого завета решены, ан нет: при Петре I снова начинают согласовывать его содержание с греческим текстом, но переводчики почему-то делали его пере-вод с Вульгаты и с еврейского масоретского текста, считая его оригиналом. Переводчиков обви-нили в нарушении воли Петра. После Петра вакханалия с переводами с некоторыми перерывами продолжалась до конца XIX века.
Из истории перевода видно, что была серьёзная борьба русских богословов с теми, кто пытался навязать свой вариант Библии, и эта борьба затрагивала не только содержание перевода, но и пе-речень книг Ветхого завета.
Ересь жидовствующих, Стоглавый собор, антииудейская полемика в Палее, никонианский раскол — это лишь видимая часть айсберга сложного процесса продвижения Ветхого завета в Россию, а то, что происходило на самом деле, — отчасти предано забвению, а отчасти до сих пор тщательно скрывается.
Эти события необходимо восстановить по крупицам и намёкам, которые остались по недо-смотру более поздних заинтересованных в этом деле «редакторов».
О содержании событий того времени можно узнать из многих источников, но мы воспользу-емся православным сайтом и приведём статью «Жидовствующие» с небольшими сокращениями.
«Иудейское еретическое движение в Древней Руси последней трети XV — н. XVII века. Пы-талось насаждать в Русской Церкви иудаизм. Своё название оно получило от слова «жидовство». Продолжая тысячелетние традиции тайных иудейских сект, жидовствующие выступали против христианского учения, отрицали Святую Троицу, хуля Сына Божия и Святого Духа. Они отвер-гали Божество Спасителя и Его Воплощение, не принимали спасительных Христовых Стра-стей, не верили Его преславному Воскресению, не признавали они и всеобщего воскресения мёртвых, отрицали Второе славное Пришествие Христово и Его Страшный Суд. Они не призна-вали Духа Святого как Божественной Ипостаси.
Жидовствующие отвергали апостольские и святоотеческие писания и все христианские догма-ты, учили соблюдать закон Моисеев, хранить субботу и праздновать иудейскую пасху. Они отри-цали церковные установления: таинства, иерархию, посты, праздники, храмы, иконопочитание, все священные предметы, службы и обряды. Особенно ненавидели они монашество.
Жидовствующие надругались над Честным Крестом, Святыми иконами и Мощами, совершая над ними бесчинства, непредставимые для человека, выросшего в Православной вере. По свиде-тельству св. Иосифа Волоцкого, глумясь над святынями, они говорили: «Надругаемся над этими иконами, как жиды надругались над Христом».
Продолжением этого глумления над всем святым были блуд и разврат. Жидовствующие свя-щенники совершали Божественную литургию, наевшись и напившись, после блуда, кощунствен-но ругались над Святым Телом и Честной Кровью Христовой и совершали другие осквернения, о которых, по словам прп. Иосифа Волоцкого, «нельзя и написать».
Жидовствующие возбуждали в малодушных и маловерных сомнение в некоторых местах Священного Писания, и прежде всего Нового завета; соблазняли и с помощью распространяе-мых ими отреченных, т. е. осуждённых Церковью, книг — пособий по тайным наукам — и иска-жённых списков Священного Писания; пользовались и всем доступным им арсеналом иудейского чернокнижия и колдовства.
В организации секты жидовствующих многое напоминало будущее масонство: строгая закон-спирированность, проникновение в высшие слои правительства и духовенства; ритуал, включа-ющий «обряд» поругания святыни; формирование системы «учитель — ученик» вне традицион-ных православных представлений.
Являясь непримиримыми врагами Христианства, жидовствующие скрывали ненависть к нему, втайне рассчитывая постепенно разрушить его изнутри. Перед людьми, твёрдыми в вере, еретики представляли себя «добрыми христианами» и «образцовыми ревнителями Православия».
Начало ереси относится к 1471, когда в Новгород в свите князя Михаила Олельковича из Кие-ва прибыл жидовин Схария («Захарья евреянин», «Захарья Скарья жидовин»), князь Таманский. Этот хорошо образованный и обладавший большими международными связями жидовин принад-лежал к иудейской секте караимов, имевшей широкую сеть своих организаций в Европе и на Ближнем Востоке. Караимы относились к одному из течений иудаизма, выполнявшему почти все его установления, но признававшему Иисуса Пророком. Караимство возникло в VIII в. в Вави-лонии, вобрав в себя мелкие иудейские секты и восприняв традиции саддукеев. В отличие от иудеев-раввинистов, руководствовавшихся преданием и Талмудом, караимы считали себя вправе обращаться к закону Моисея без посредников.
… Ещё с X века караимы имели тесные связи с Иерусалимом и Константинополем. Как сооб-щает историк З. Анкори, «Иерусалим X века был связан с Троками (местечко Трокай в Литве) позднего средневековья через плодотворное посредство караимского центра в византийском Кон-стантинополе». В XIV — XV вв. караимы активизировались в Византии, Турции, Болгарии и на Руси.
Как писал Г. М. Прохоров, «когда обнаруживается, что византийско-турецкие жидовствующие были «сионитами», ревностнейшими из караимов, большие расстояния — географические и вре-менные — между Малой Азией и Балканами XIV в. и Великой Русью XIV — XVI вв. оказывают-ся преодолёнными цепью взаимосвязанных караимских общин — в Крыму, Литве и Западной Ру-си. Караимы обитали на Крымском полуострове и прилегающих к нему землях задолго до XIV в. — по крайней мере, судя по письменным данным, не позже, чем со 2-й пол. XII в. От своих ближневосточных и балканских единоверцев северо-восточные караимы получали учительную литературу и учителей». В XII — XIII вв. немецкие раввины в Регенсбурге получали сочинения караимов через Русь. Крымская и киевская общины постоянно получали религиозную литературу и сведущих в ней людей из Вавилонии, Палестины и Константинополя.
До возникновения ереси жидовствующих иудейская секта караимов уже предпринимала своё антихристианское наступление на Русь в XIV — XV вв. Это наступление можно усмотреть в сек-те стригольников, действовавшей в Пскове, от которого рукой подать до Трок в Литве — одного из главных центров караимов.
Создавая секту жидовствующих в Новгороде, караим Схария, по-видимому, выполнял задание одного из международных иудейских центров и учитывал опыт деятельности стригольников. В короткий срок этому иудейскому конспиратору удалось сколотить тайное общество, численно-стью по меньшей мере в 33 человека, из которых 27 составляли священники, их ближайшие род-ственники, дьяконы и клирики.
Быстрое распространение иудейской ереси в русской духовной среде объяснялось состоянием православного вероучения и церковной литературы в XIV — XV вв. Исторически сложилось так, что в состав служебных книг вошло немало элементов, отражающих скорее иудейскую, чем православную традицию вероучения. В русских рукописях оказалось значительное число мате-риалов, входивших в «круг важнейших синагогальных праздничных и будничных чтений». Псалмы, найденные у еретиков, оказались еврейским молитвенником «Махазор». Архимандрит Кирилло-Белозерского монастыря Варлаам заметил по их поводу: «Ни в одном из псалмов этого перевода нет пророчеств о Христе» (к вопросу о пророчестве в псалмах мы ещё вернёмся — авт.). Н. С. Тихонравов сделал вывод, что это не Псалтирь Давида, а молитвы иудейские, упо-требляемые при богослужении, в которых ярко просвечивается иудейская оппозиция (неприязнь) учению о троичности лиц Божества.
В XV в. по еврейскому тексту было исправлено Пятикнижие Моисея, в иудейской (негрече-ской) традиции переведена книга Пророка Даниила, Иудейский перевод «Есфири» появился во-обще в конце XIV в. И.Е. Евсеев отметил, что этот перевод свидетельствует о «высоком и исклю-чительном уважении переводчика к еврейской истине. В местах христологических пророческих выразительно внесено понимание раввинское». «Здесь мы имеем, — заключают исследователи, — вековую литературную традицию перевода с еврейского». «Шестокрыл» с иудейским лето-счислением, «Логика» Моисея Маймонида, астрологические трактаты, атеистические сочинения Раймонда Луллия были широко распространены в русских рукописях XV—XVI вв.
Иудейские традиции просматривались и в т. н. хронографической редакции Толковой Палеи. Представленная рядом рукописей, начиная со 2-й пол. XV в., она содержала большое количество апокрифического материала, имеющего иудейские источники.
Длительное существование иудейской книжной традиции на Руси объясняет в немалой степе-ни успех пропаганды Схарии. Посеять сомнения, основываясь якобы на канонической книге, бы-ло основным способом обратить в ересь. Этот механизм обращения показан в сочинении инока Зиновия Отенского, разоблачающем ересь Феодосия Косого.
Некие крылошане пришли к иноку Зиновию спросить, истинно ли учение Феодосия Косого. Сами же они, как видно из их рассказа, склонялись к тому, что оно истинно. «Косой посему ис-тинна учителя сказует, понеже в руку имеет книги и тыя разгибая, комуждо писаная дая, самому прочитати и сея книги рассказует. А попы и епископы православные — ложные учителя, потому что, когда учат, книг в руках не имеют».
Использование в русских служебных книгах текстов, чуждых православной традиции, вызы-вало у людей сомнения в правильности их исповедания Христианской веры.
Первым внешним проявлением ереси жидовствующих уже в 1470-х стали иконоборческие де-монстрации. Еретики, ссылаясь на Пятикнижие Моисеево, стали призывать к уничтожению икон. «Они, — писал Иосиф Волоцкий, — запрещали поклоняться Божественным иконам и Честному Кресту, бросали иконы в нечистые места, некоторые иконы они кусали зубами, как бешеные псы, некоторые разбивали».
Несмотря на неприличный, скандальный характер, который приобретала ересь жидовствую-щих, её влияние усиливалось. Примерно в 1480 еретики проникают и в Москву. Здесь они рас-ширяют свою организацию за счёт видных государственных деятелей из окружения самого царя Ивана III. Кроме священников главных соборов Кремля, еретики привлекли к себе многих бояр, руководителя русской внешней политики дьяка Федора Курицына и даже ближайшее окружение наследника Русского престола. Участие в тайной организации значительного числа государ-ственных людей во многом объяснялось хорошим отношением к жидовину Схарии самого Ивана III, вплоть до 1500 приглашавшего этого иудея к себе на службу.
Деятельность секты была разоблачена в 1487 архиеп. Геннадием, сообщившим о ней царю и митрополиту Геронтию. По указанию царя несколько еретиков, названных Геннадием, были аре-стованы и подвергнуты «градской казни» (наказание кнутом на торгу) за надругательство над иконами.
Высокопоставленные покровители жидовствующих не допустили осуждения ереси как тако-вой. На Соборе 1488 были объявлены только незначительные преступники, а сама секта и её ру-ководители названы не были. В 1490 главой Русской Церкви стал митрополит Зосима, втайне поддерживавший ересь жидовствующих, которого Иосиф Волоцкий назвал «вторым Иудой». Тем не менее в этом же году, несмотря на противодействие митрополита Зосимы, Собор Русской Церкви уже публично осудил еретиков, назвав в своём приговоре дела их «жидовскими», а их самих «сущими прелестниками и отступниками веры Христовой».
Против жидовствующих встали все русские люди. Православная Церковь в лице её лучших представителей: Иосифа Волоцкого, Нила Сорского, архиеп. Геннадия Новгородского — дала еретикам достойный отпор.
Прежде всего были просмотрены церковные книги и из них изъято всё чуждое русской право-славной традиции, ликвидированы иудейские синагогальные тексты, все сомнительные места, которыми еретики прельщали православных священников. По инициативе архиеп. Геннадия бы-ла полностью переведена Библия. Этот перевод окончательно обезоруживал еретиков (каким образом? — наш вопрос: авт.), которым в своих аргументах против Христианства оставалось прибегать только к открытому обману.
Архиепископ Геннадий организовал также перевод полемических сочинений, в которых пред-ставлялось систематическое опровержение иудейских сект. Были переведены сочинение магистра Николая Делира, «чина меньших феологии преследователя, прекраснейшие стязания, иудейское безверие в Православной вере похуляюще»; сочинение «учителя Самоила Еврейна на Богоотмет-ные жидове, обличительно пророческими речьми» и др. сочинения против иудеев.
Преступления «жидовствующих» против Христианства были раскрыты в сочинении Иосифа Волоцкого «Просветитель». Большую роль в борьбе против еретиков сыграл составленный Ни-лом Сорским сборник житий, куда он включил, в частности, жития Феодора Студита и Иоанна Дамаскина, осуждавших иконоборчество.
Пользуясь поддержкой высокопоставленных покровителей, жидовствующие добились назна-чения на должность архимандрита Юрьева монастыря еретика Кассиана. Владыка Геннадий, не-смотря на все старания (Юрьев монастырь входил в его епархию), не смог изгнать нечестивца. Более того, жидовствующие путём интриг и клеветы сумели свести в 1503 с Новгородской ка-федры самого владыку Геннадия.
После Собора 1490, осудившего ересь жидовствующих, борьба с ними продолжалась ещё по-чти 15 лет. Только в 1504 царь Иван III принял решение созвать новый Собор. На нём еретики ещё раз подверглись решительному осуждению, а их руководители после суда казнены».
Для чего жидовствующим нужно было насаждать своё учение на Руси? Неужели они хотели, чтобы русские православные христиане стали иудеями? Это — невероятно, потому что не соот-ветствует целям их кукловодов и дальнейшему развитию событий.
Значит «ересь жидовствующих» — это только прикрытие, дымовая завеса, отвлекающий ма-нёвр, создающий возможности для реализации более важных целей. Эти цели нам и предстоит выявить, чтобы знать наверняка, чему противостоять и каким образом организовать это противо-стояние.
Очевидно и другое: богословы РПЦ неправильно определили цели жидовствующих, решив, что те хотят лишить их монополии на пастырскую деятельность и жестоко расправились со свои-ми соратниками-христианами, желавшими религиозного просвещения и улучшения церковной организации.
Из приведённого выше описания ереси следует, что борьба была нешуточная, а большая часть православной церкви была отнесена к жидовствующим и осуждена только потому, что царь под-держал их противников. Возможно, что при победе тех, на кого навесили ярлык «жидовствую-щие», вероучение православия в наши дни имело бы иное содержание, а история страны была бы во многом иной.
Встречаются и другие мнения о ереси «жидовствующих» , но они выпадают из общего кон-текста отношений к произошедшим событиям.
В 1551 году состоялся Стоглавый собор, на котором был рассмотрен вопрос о переводах свя-тых книг:
«А которые будут святыя книги Евангелие и Апостолы, и Псалтири и прочая книги, в ко-ейждо церкви обрящете, неправлены и описливы, и вы бы те все святыя книги с добрых перево-дов справливали соборне, занеже священныя правила о том запрещают и не повелевают неправ-леных книг в церковь вносити, ииже по них рек» .
В постановлении собора говорится, что святыми книгами являются Евангелие, Апостолы и Псалтирь и что в церкви можно пользоваться ими, если они с добрых переводов, а неправленые книги в церковь приносить нельзя. А о Ветхом завете и Геннадиевской Библии не упоминается, хотя если бы к тому времени они существовали, то участники собора о них были бы осведомлены и должны были бы высказать своё мнение о правомочности пользования ими.
Сергей Михайлович Соловьёв в «Истории России с древнейших времён» (т. 5) приводит со-держание письма Геннадия Новгородского к ростовскому архиепископу Иоасафу:
«Есть также известие, сколько книг принёс с собою в монастырь Иосиф Волоцкий: четыре Евангелия, Апостол, два Псалтиря, сочинения Ефрема, Дорофея, Петра, Дамаскина, Василия Ве-ликого, патерик азбучный, два ирмолога».
Таким образом, даже в середине XVI века Ветхий завет в его известном ныне составе на Руси не был распространён и не относился к священным книгам.
Теперь рассмотрим Геннадиевскую Библию.
На первом листе Геннадиевской Библии написано:
«В лето 7007 (= 1499 г.) написана бысть книга сия, глаголемая Библия, рекше обеих Заветов Ветхаго и Новаго, при благоверном великом князе Иване Васильевиче, всеа Руси самодержце, и при митрополите всеа Руси Симоне, и при архиепископе новогороцком реко со, в Великом реко Городе, во дворе архиепископле, повелением архиепископля архидиакона инока Герасима. А диаки, кои писали, се их суть имена: Василь Ерусалимьской, Гридя Исповедницкой, Климент Архангельской».
В журнале «София» выражено мнение автора к этой надписи:
«Мы не знаем, какие мысли владели новгородским писцом, проставившим эту «входную за-пись» на первом листе лежащей перед ним огромной рукописной книги (объёмом в тысячу ли-стов!). Просто и без пафоса он зафиксировал появление первого в славянском мире полного ко-декса Библии».
Скорее всего, эту фразу написали значительно позже, ведь других подтверждений о том, что Библию составили во времена и под руководством Геннадия, не существует. Да и логики в дей-ствиях архиепископа Геннадия по переводу Ветхого завета никакой нет. А вот задним числом приписать авторитету по борьбе за чистоту православия двуединую священную книгу, где в пер-вой части сама ересь возведена в ранг богооткровенной истины, это вполне логичное действие знахарской корпорации: Если сам борец с ересью жидовствующих составил Ветхий завет, то это уж точно — боговдохновенная книга и неотъемлемая часть православной Библии.
Есть ещё одно слабое место, которое не учли корректоры. В сборнике решений Стоглавого со-бора царь Иван Грозный задаёт вопрос собору о ростовщичестве.
Вопрос: «О церковной и о монастырской казне, еже в росты дают. Угодно ли се богови, и что писание о сем глаголет?» Божественное писание и миряном резоимство возбраняет, нежели церквам божиим денги в росты давати, а хлеб в наспы, где то писано во святых правилех».
Ответ: «А что святительские казённые денги в росты дают и хлеб в наспы, такоже и мона-стырские казённые денги дают в росты и хлеб в наспы, и о том божественное писание и священ-ные правила не токмо епископом и прозвитером, и дияконом, и всему священническому и иноче-скому чину возбраняют, но и простым не повелевают резоимьство и лихву истязати».
Мы видим, что в те времена ростовщичество существовало и даже монастыри на Руси этим грешили: оставшиеся у них запасы денег и продукты отдавали в рост. Иван Грозный, по-видимому, ощущал всю пагубность этого дела и требовал доказательств освящения ростовщиче-ства Божественным писанием. Собор ему чётко отвечает, что лихва запрещена не только священ-ничеству, но и простым людям. Если бы Геннадиевская Библия уже была, то Собор сослался бы на Второзаконие, где она прямо предписана иудеям.
В то время опирались на «Правила Святых Апостолов» , запрещающие ростовщичество. Пра-вило 44 гласит: «Епископ, или пресвитер, или диакон, лихвы требующий от должников, или да престанет, или да будет извержен».
Известный богослов, профессор Санкт-Петербургской духовной академии И. А. Чистович в книге «История перевода Библии на русский язык», вышедшей в 1873 году, ничего не говорит об инициативе Геннадия, а лишь упоминает, что «собрание полной Библии в России сделано в самом конце 15 века; причём как некоторые книги переведены с Вульгаты, так и расположение книг сделано по Вульгате же, потому конечно, что она была уже в печатном издании».
Иосиф Волоцкий в своём труде «Просветитель» цитирует какую-то другую Библию, а не Геннадиевскую, как видно из комментариев редактора.
В 1999 году состоялась конференция, посвящённая 500-летию Геннадиевской Библии под названием «Библия в духовной жизни, истории и культуре России и православного мира» .
На ней выступили два учёных из США, и вот что было написано об их выступлении на сайте: http://www.sophia.orthodoxy.ru/magazine/19994/biblia.htm (в настоящее время эта ссылка не работает — её содержание оценено как «неуместное», поскольку опровергнуть не удалось?):
«Острую полемику вызвало выступление П. Фостера (США) «Архаизация Геннадиевской Библии: возвращение к «классической» норме». Автор настаивал на искусственной архаизации текста Геннадиевской Библии, сравнивая его с текстом рукописи Российской Национальной биб-лиотеки, которую он счёл по отношению к ней рабочим «черновиком» (Ветхозаветный сборник, шифр — Погод. N 84. 60-е гг. XVI в.). С этим справедливо не согласились его коллеги, подробно аргументировав свои возражения: Геннадиевская Библия действительно архаична, но кодекс По-год. N 84 — не черновик, а, напротив, гораздо более поздний список. Продолжил спорную тему «архаизации» доклад Д. Джеона (США) «Использование двойственного числа в Геннадиевской Библии».
Архаизировать — это значит сделать устарелым по стилю, по манере изображения (словарь Ожегова). Учёные из США пытались доказать, что Геннадиевская Библия искусственно состаре-на, т. е. — это подделка, написанная позже XVI века, но богословы РПЦ с ними «справедливо не согласились»: их аргументы не приводятся, а зря…
Геннадиевская Библия написана на церковнославянском языке, и считается, что сделано было это ещё до появления книгопечатания в России. Но какой смысл был в её подделке в более позд-ние времена, и кому это было нужно?
А необходимо это было тем, кто торопился подготовить нужную редакцию именно двуединой Библии к моменту появления книгопечатания, ведь первые печатные книги были копией руко-писных книг, составленных, якобы, авторитетным в России иерархом. В дальнейшем мы увидим, что это было нужно раввинам и их хозяевам, а они-то как раз были большими специалистами в организации изготовления рукописных книг.
Учёный-энциклопедист Морозов в книге «Пророки» задаёт вопрос: «Разве еврейские раввины в синагогах не пользуются и теперь, в века книгопечатанья, непременно рукописями, написан-ными по древнему образцу?» Так что вполне возможно, что Геннадиевская Библия является более поздней подделкой, что выразилось в стилистике её текста, и было выявлено американскими ис-следователями к неудовольствию православных.
Книгопечатание появилось на Западе, и там уже в начале XVI века печатаются несколько ре-дакций Библий. Вопрос распространения Библии на Западе мы рассмотрим позже, а сейчас зай-мёмся событиями, происходившими в России.
Церковная история повествует о том, что в 1564 году основатель типографского дела в России «первопечатник» Иван Фёдоров издаёт книгу «Апостол», в которую вошли тексты Нового завета: Деяния Апостолов и их Послания. Эта книга на древнеславянском языке была первой, напеча-танной в России. А в 1581 году впервые была напечатана полная Библия на церковно-славянском языке.
Тихомиров это описывает так:
«Первое печатное издание славянской Библии, Острожская Библия, было предпринято в 1580-1581 гг. князем К. К. Острожским в связи с его заботой о судьбах Православия в западнорусских землях (владения князя входили в состав Речи Посполитой). Образцом Острожскому изданию по-служил список полученной из Москвы Геннадиевской Библии».
Теперь стало понятно, для чего приписали Геннадию составление Библии. Дело в том, что Острожская Библия проникла к нам через Польшу и содержала уже в себе Ветхий завет, и нужно было придать ей авторитет на Руси. Этим авторитетом и явился архиепископ Геннадий — из-вестный борец с ересью жидовствующих, якобы составитель Библии, послужившей прототипом Острожской Библии.
Так что, скорее всего, Острожская Библия была первой двуединой Библией, которую начали распространять в России через Польшу.
Однако, как пишет далее Тихомиров, церковными кругами Острожская Библия не была одоб-рена и богословы требовали согласовать её текст с греческим текстом Септуагинты, но, несмотря на это, в 1663 году в московской типографии издаётся первая печатная Библия. Эта Библия полу-чила названий «Московская Библия» и была полной копией Острожской Библии, т.е. содержала Новый и Ветхий заветы.
Как же так получилось? Кто же управлял этим процессом?
Давайте рассмотрим ситуацию, которая создала предпосылки для появления Острожской Биб-лии.



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
Категории ВИДЕО »