Get the Flash Player to see this player
 

26 MБ
3 мин : 31 сек
1280 x 720
12 апр 2015



Одобряю
Запомнить
Текущий кадр





Унесенные Ветром & Katrin Mokko - Давай Наливай HD 7523-2015

Альбом евро-пОп культура RU (294 видео)

(1) Первым, что посадил Ной, начав возделывать землю после Потопа, был виноградник. Лозы этого виноградника бурно плодоносили – и в результате вина в Библии хоть залейся. Наряду с хлебом и оливковым маслом вино – величайшее благо Земли Израиля и величайшее благо для человека: хлеб укрепляет его сердце, масло умащает его лицо, ну а вино веселит его душу, как же без этого. Бывает вино как вино, бывает вино молодое и вино красное сладкое, пенистое и со специями, кунжутное и гранатовое, фиговое и финиковое. Хорошо вино старое, выдержанное, а не новое, бродящее, и не «испорченное водой». А лучше вина, как известно, лишь ласки Суламиты.

(2) Главное – не напиваться пьяным, иначе могут произойти всякие нехорошие истории.
Утомившись сельскохозяйственными работами, первый виноградарь Ной выпил вина, опьянел и в голом виде разлегся в шатре своем, тем самым спровоцировав сына Хама на хамский поступок, за который сам же и проклял его потомков.
Лот в пьяном виде совокуплялся со своими дочерьми.
Не под воздействием ли вина и Исаак ошибочно благословил Иакова: «Иаков подал ему, и он ел; принес ему и вина, и он пил» (Быт 27:25).
Иаков, в свою очередь, принял нелюбимую Лею за возлюбленную Рахель после обильного возлияниями свадебного пира.

(3) Что уж говорить о всяких нехристях иностранных вражинах.
Крах Вавилонского царства начался со знаменитых пиров Валтасара, на которых царь, и вельможи его, и жены его, и наложницы его пили вино из золотых сосудов, вывезенных некогда из Иерусалимского Храма.
Олоферн в ночь своей гибели, пригласив Юдифь в шатер, «любовался ею и пил вина весьма много, сколько не пил никогда, ни в один день от рождения» (Иф 12:20), после чего, переполненный вином, упал на ложе свое, где вскоре лишился головы.
Да и Аман оказался на ложе царицы Эсфирь и насмерть скомпрометировал себя перед царем не ни с того, ни с сего, а будучи, очевидно, дюже во хмелю – пировали второй день кряду.

(4) Мудрецы Талмуда не отказывали себе в питейном удовольствии, видя в вине если не истину, то, по крайней мере, субстанцию, пробуждающую аппетит и полезную для пищеварения (ВТ Брахот, 35б, 51а). Среди палестинских мудрецов бытовал определенный трапезный узус, в котором лидировал глинтвейн: «Обычного вина достаточно испить одну чашу, охлажденного вина — две, подогретого — три» ( Псикта де рав Кагана 11:20).

(5) В эпоху жизни евреев в диаспоре вино как напиток, запрещенный в исламе, а в христианстве задействованный в религиозных обрядах и потому требующий повышенной ритуальной чистоты, стало упоминаться во всех законах, определяющих сосуществование еврейского меньшинства с мусульманским или христианским большинством. Пакт Омара предписывает иноверцам в арабском халифате «не продавать вин», то же диктуют «Семь партид» кастильского короля Альфонсо Мудрого: «Мы повелеваем, чтобы ни христианин, ни христианка не пили бы вино, изготовленное руками иудеев». В императорских жалованных грамотах еврейским общинам Германии продажа вина разрешается в качестве особой привилегии. Но несмотря на все купленные поблажки римская церковь регулярно возмущалась тем, что евреи продают христианам вино второго сорта, которое считают для себя непригодным, и таким вином совершается причастие!

(6) Запрет на соседский алкоголь был зеркальным. Христианское вино вслед за вином языческим рассматривалось галахой как продукт, предназначенный для идолопоклоннических церемоний и потому нечистый. Впрочем, еще Раши, сам винодел, в XI веке пришел к выводу, что христиане уже не используют вино для возлияний идолам. (Как остроумно заметил один историк, главным достижением средневековых евреев в области наблюдения за окружающей действительностью было признание того, что «народы вокруг нас – не язычники».) Казалось бы, отсюда один шаг до снятия запрета, но этот шаг до сих пор не сделан: современные ортодоксы, не говоря уже об ультраортодоксах, не пьют вино, изготовленное или бутилированное неевреями.

(7) Вопреки недовольству церкви кое-где, а именно в восточных землях Речи Посполитой, евреи внедрились-таки в виноторговлю и стали в ней почти монополистами. Они арендовали у шляхты одно из самых прибыльных ее прав – право пропинации – производства и торговли алкоголем. Арендная плата была очень высокой: известно, что половина доходов с города шли от городской корчмы; иными словами, корчмарь платил пану в разы больше, чем все остальные горожане.
Польские и украинские мещане боролись с евреями за аренду пропинации, и эта конкуренция не способствовала их взаимной любви, более того – была сочтена одной из причин погромов 1648-49 годов, «первой Катастрофы украинского еврейства».

(8) Споив украинский народ, евреи – благодаря разделам Речи Посполитой – получили возможность заняться и русским. Еврей-винопродавец – самый распространенный юдофобский топос в русской классической литературе: от тургеневского «честного фактора» Гиршеля, снабжающего полк вином, до купринских трактирщиков Мойше Хацкеля и Айзика Рубинштейна:

Шабаш только что окончился, но в винном погребе Айзика Рубинштейна было уже так тесно, что запоздалые посетители не находили, где присесть, и пили, стоя около чужих столиков. Сквозь туман испарений, выдыхаемых толпою, сквозь синие слоистые облака табачного дыма огни висячих ламп казались желтыми, расплывчатыми пятнами, а на каменных ноздреватых сводах погреба блестела каплями сырость. Двое прислужников, в черных передниках и кожаных нарукавниках, едва успевали разносить по столам мутное бессарабское вино, которое сам Рубинштейн, стоя за прилавком, цедил из двух больших бочек в графины. Это вино приятно было пить, особенно после острого козьего сыра, подававшегося к каждому графину, но, выпитое в большом количестве, оно кидалось в голову, делало человека крикливым и вспыльчивым и толкало к ссорам. Посетители говорили между собою, что Айзик настаивает это вино на табаке пополам с беленою, но все-таки продолжали ходить в его погреб, который был биржей и клубом для еврейского населения маленького пограничного городишки.
А.И. Куприн. Трус

И лишь отдельные гуманные публицисты прибегали к резонному компаративу: «Как еврей-шинкарь не может быть филантропом, точно так же никогда таковым не будет и православный кабатчик» (Н.С. Лесков. Несколько замечаний по еврейскому вопросу).

(9) Немалым утешением для алчущих красоты русских писателей было то, что рядом с неприглядными жалкими шинкарями обыкновенно водились «прекрасные жидовки». Это и тургеневская Сара Гиршелевна, о которой молодой рассказчик думал «дней пять или шесть», плохо спя по ночам, и чеховская femme fatale Сусанна Моисеевна, дочь водочного короля, и купринская Этля, жена трактирщика, «обладательница красоты такой сияющей, гордой и совершенной», что герой «не смел и думать, что она может существовать на свете».

(10) Впрочем, вино евреи изготавливали отнюдь не только «на экспорт», но и для собственного употребления, причем не столько публичного – в трактире, сколько приватного – дома – и даже сакрального. Вино – неизменный участник большинства ритуальных трапез и церемоний: бокал на субботнем кидуше и бокал на гавдале, два – на хупе, бокал на брите, четыре – на пасхальном седере.

(11) На некоторые праздники, а именно – на Симхат-Тору и Пурим – рекомендуются особо обильные возлияния. Руководствуясь призывом «не отличать Амана от Мордехая», евреи, бывало, достигали неподобающей степени опьянения и несколько распоясывались. До нас дошли рассказы об их пуримских «игрищах», возможно, преувеличенные, а главное – опасно приближающиеся к ритуальным наветам:

Спустя немного времени иудеи снова наделали христианам дерзостей и за то были наказаны. У них был обычай совершать какие-то игры. Во время этих игр, делая много бессмысленного, они, упоенные вином, издевались над христианами и над самим Христом и, осмеивая как крест, так и уповающих на Распятого, между прочим придумали следующее: схватив христианского мальчика, они привязали его ко кресту и повесили, потом начали смеяться и издеваться над ним, а вскоре, обезумев, стали бить его и убили до смерти. По сему случаю между ними и христианами произошла сильная схватка. Когда же это сделалось известно царям, то областные начальники получили предписание разыскать виновных и казнить. Таким образом, тамошние иудеи за совершенное ими во время игр злодеяние были наказаны.
Сократ Схоластик. Церковная история, VII:16

(12) В хасидизме разных толков особое уважение вину выражалось чаще, чем дважды в год, поскольку Русь есть веселие пити надобно служить Господу в веселии, а какое же веселие без доброй чарки горилки бокала сладкого вина. Всевышний однозначно одобрял этот способ:

Ученики Бешта пели, пили и плясали. Жена Бешта вбежала к мужу и воскликнула:
– Скажи им, чтобы они перестали пить! Иначе у нас не останется вина на кидуш и гавдалу!
Бешт ответил с улыбкой:
– Верно ты говоришь. Пойди скажи им сама, чтобы кончили плясать и шли по домам.
Ребецн зашла в комнату, где шло веселье, и увидела, что ученики танцуют, взявшись за руки, а Небесный огонь, как хупа, порхает и вьется над их головами.
Тогда она побежала в погреб и принесла им еще вина.

(13) Есть чрезвычайно культурологичный анекдот про приход Машиаха – момент, понятно, самый ожидаемый религиозными евреями всех деноминаций. Приходит он к митнагдим, а те, как им и полагается, учат очередной трактат Талмуда. Машиах стучит в дверь, машет рукой, так и сяк привлекает их внимание. Наконец, один йешиботник отрывает нос от книги и устало говорит: Погоди немного, Машиах, нам еще осталось обсудить пару галахот – вот тогда приходи. Обиделся Машиах и пошел к хасидам, а те, натурально, вдоволь навыполнялись заповеди быть в радости и валяются под лавками. Машиах опять барабанит в дверь: Вот он я, вы же меня так долго ждали! А кто-то из под стола отвечает: Что ж ты, Машиах, так поздно – пришел бы раньше, и тебе бы вина досталось.

(14) Впрочем, даже Талмуд в эсхатологическом сценарии отводит определенную роль вину – правда, особому вину: «сохраненному в виноградинах со времен шести дней творения»; именно оно будет распито на мессианском пиршестве (ВТ Брахот, 34б). Крепость столь древнего вина трудно переоценить, так что, рано или поздно, и митнагедам придется валяться под лавками.

http://old2.booknik.ru/colonnade/facts/ne-mojem-bez-togo-byti/



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
Категории ВИДЕО »